Дигитальная архитектура – фантазия или обыденность?

Понятие «дигитальная архитектура» (от digital – цифровой) появилось в профессиональном обиходе в начале 1990 годов. В этот период зодчие многих стран активно занимались поисками иных средств выразительности и принципов формирования новых ярких образов. Сфокусировав свои силы на использовании достижений науки, они старались уйти от модульности и стандартизированности постройки, отрицая симметрию и статичность композиции. Представление о том, что архитектурный объект может восприниматься в движении, где значимой категорией оценки становится время, а кажущаяся целостность здания достаточно условна, впервые отразилось в концептуальных постройках специализированных павильонов для выставок и фестивалей.

Средством выражения нового подхода к выбору облика здания стало пристальное внимание к технологиям, материалам, тончайшим взаимоотношениям различных фактур и текстур. В первую очередь, это коснулось разработки внешних оболочек здания. И хотя деконструктивизм, рассматриваемый сегодня как одно из направлений более широкого понятия дигитальной архитектуры, предлагал модифицировать всю структуру сооружений в соответствии с общим нелинейным подходом к создаваемым формам, в высотном строительстве наиболее востребованными оказались разработки по созданию нелинейных фасадных оболочек. Особенно интересно, что в последнюю пару десятилетий многие идеи нашли свое реальное воплощение в постройках, а не остались только плодом научного подхода к проектированию высотных зданий.

Конечно, в высотном строительстве наблюдалось некоторое отставание от модных архитектурных концептов и первых дигитальных павильонов 1990-х. Уровень развития технологий должен был подтянуться, чтобы весьма смелые и даже «безумные» идеи преимущественно молодых архитекторов стали казаться осуществимыми.

На утилитарную разработку требований к новым небоскребам постепенно начали оказывать влияние такие чисто теоретические изыскания философии и архитектурной науки, как теория «складки» – идея движения сквозь пространство, где форма может быть одновременно внешней и внутренней, открытой и закрытой. А также теория «потоков», где главенствующая роль принадлежит не форме зданий, а характеру ее восприятия на ментальном уровне (т. е., организующим началом становится поток людей или транспорта, информационный поток и т. д.). Все это потребовало самого пристального внимания к развитию прикладных дигитальных технологий, поскольку эмпирически, «на пальцах», просчитать сооружение, не укладывающееся в декартову систему координат, нереально. Внимание к подобным вопросам теории спровоцировало появление сначала отдельных элементов нелинейных структур в возводимых объектах, а затем и частичное переориентирование на подобный подход при проектировании всего здания или даже комплекса.

При разработке утопических высотных проектов последнего десятилетия особенно популярной оказалась идея неравномерности создаваемого пространства и аморфности новых объектов. Трактовка здания-небоскреба почти как живого организма спровоцировала проектирование объектов, организованных на принципе комбинаторики природных и математически просчитываемых форм. Сочетание биоморфности и «кибернетичности» новых построек, а также задача постоянного изменения здания-организма оказались очень актуальными для многих проектировщиков. И если в начале ХХ века принципы ориентации на движение в эксплуатируемом здании были редки и опирались на чисто математический подход в его реализации (как в знаменитой Башне Татлина или в остроумной пародии Н. Носова на подобные проекты в «Незнайке в Солнечном городе»), то в новых версиях башен 2000-х, меняющих свое положение в течение суток, уже стало возможным биоморфное взаимодействие.

Применительно к архитектурному произведению, корректно использовать понятие «дигитальный» в том случае, когда не только внешний облик сооружения сформирован с помощью компьютерных технологий, но и его полноценное функционирование невозможно без них. То есть, в определенной степени, все «умные дома» или самовоспроизводящиеся экоконцепции – тоже дигитальная архитектура. Но внешние формы отражения такого подхода особенно заметны в фасадах.

В высотном строительстве использование подобных оболочек дает особенную вариативность и размах. В новейших проектах и изысканиях можно встретить несколько уровней погружения в дигитальность, или проявления своеобразной виртуальной абстракции здания, перехода от внешних заигрываний с обликом постройки ради моды, через маскировку или стилизацию, – к действительно полноценному функционированию здания в рамках возможностей именно компьютерной эры и ее технологий.

Сегодня исследователями все чаще выделяются два равнозначных и разнонаправленных общих вектора развития современной архитектуры. Первый – ориентированный на продолжение работы в рамках традиции, и второй – нацеленный на использование новаторских разработок в максимально большем числе областей проектирования, строительства и эксплуатации объектов архитектуры (от философии самой жизни до утилитарных конструкций и материалов). Любое современное здание есть продукт соотношения этих направляющих в конкретных условиях. И с каждым днем появляется все больше интересных высотных объектов, задуманных именно в рамках представлений дигитальной архитектуры. Причем, реальная география у них самая разнообразная.

 

 Автор: МАРИАННА МАЕВСКАЯ.